Страница 1 из 1

К 100 ЛЕТИЮ ВЕЛИКОГО ОКТЯБРЯ. ЧАСТЬ ТРИНАДЦАТАЯ.

Добавлено: 08 май 2017, 18:07
Победа
03.05.2017
К 100 ЛЕТИЮ ВЕЛИКОГО ОКТЯБРЯ. ЧАСТЬ ТРИНАДЦАТАЯ.

В предыдущей статье нами было доказано, что «Апрельские тезисы» В.И. Ленина (главным образом – его установка на победу социалистической революции) носили реалистичный характер. Вопреки утверждениям ряда современных деятелей, никакой «утопии» в позиции Владимира Ленина не было. Там же мы писали, что весной 1917 года, учитывая такие факторы как наличие двоевластия в России, огромный уровень политических свобод, а также отсутствие репрессивной машины со стороны буржуазно-помещичьего режима, была сделана ставка на мирное развитие революционных процессов.

Известно, что сразу после обнародования ленинских «Апрельских тезисов» оппортунисты всех мастей моментально начали их мазать краской. Дело доходило даже до оскорблений (как ещё можно оценить слова Г.В. Плеханова, охарактеризовавшего установки Вождя мирового пролетариата как «бред»?). А об остальных политических представителях класса эксплуататоров даже говорить нечего.

Но ситуация осложнялась тем, что в ответственный момент «удар в спину» большевикам наносили те, кто до поры до времени выдавал себя за их «единомышленников». Речь пойдёт о троцкистско-бухаринских элементах.

Со времён «перестройки» (а в определённом смысле и со времён XX съезда КПСС) троцких, зиновьевых, каменевых, пятаковых, бухариных, рыковых, тухачевских и прочих контрреволюционная пропаганда всячески превозносила до небес. Как только их не возвеличивали! Например, имела место попытка представить всех вышеперечисленных в качестве «невинных жертв репрессий», которые якобы не совершали инкриминируемых им преступлений (хотя мы знаем, что в реальности они действительно были замешаны в шпионаже, во вредительстве, в террористических актах – прим. авт.). Более того, на слуху были заявления об «огромнейшем вкладе» вышеупомянутых деятелей в «успехи революции». А в ответ на заявления о доказательстве их подрывных и предательских действий заявляют, что они, мол, «всего лишь» выступали против действий И.В. Сталина, который якобы «отошел от марксизма».

Все те, кто распространяет соответствующие слухи, пусть поймут следующее: эти «господа» выступили против Иосифа Сталина и его политики именно в силу своего несогласия с идеей построения социализма в отдельно взятой стране. По крайней мере, Троцкий открыто об этом писал в своих работах. Из их уст были слышны призывы к отказу от данной политики, к «скорейшему отступлению». Вполне понятно, чем обернулась бы реализация их предложений. Это во-первых.

Во-вторых, данные «подонки человеческого рода» ещё в «досталинский период» активно боролись против В.И. Ленина, выступая против его позиций. Про то, как небезызвестный Троцкий до 1917 года активно нападал на Вождя мирового пролетариата, известно.[1] Правда, некоторые могут ответить: но летом 1917 года он со своими «межрайонцами» якобы встал на другие позиции, присоединившись к большевикам. Однако это тоже мало о чём говорит. Прежде всего, это отнюдь не означало, что Троцкий и его последователи не боролись против Ленина в дальнейшем. Его действия перед подписанием Брестского мира, согласие с его стороны на перемещение Чехословацкого корпуса вглубь России, а также скрытое пособничество эссеровским контрреволюционерам и их террористическим намерениям со стороны троцкистов – всё это говорит о многом. Т.е., речь шла о фактическом разложении партии со стороны противника изнутри. Это первое.

Второе – следует обратить внимание на то, что возвращение Троцкого в Россию весной 1917 года таит в себе ряд весьма загадочных обстоятельств. Про то, как он был арестован властями Канады в Галифаксе при попытке вернуться в нашу страну, а также о том, как по просьбе Временного правительства был отпущен на свободу и прибыл в Петроград, известно. Отметим, что британский посол в России Брюс Локкарт в своих мемуарах «Английский агент» признал, что «весной 1917 г. Керенский обратился к английскому правительству с просьбой облегчить Троцкому возвращение в Россию…«. Но и само правительство Великобритании отнюдь не за «красивые глаза» Троцкого пошло на это. По словам Локкарта, английская разведка стремилась использовать «разногласия между Троцким и Лениным«. Вполне понятно, что речь шла о стремлении буржуазии расколоть ряды пролетариата, внедрив в ряды его авангарда собственного «засланного казачка».

Обратите внимание: и глава Временного правительства России, и власти империалистической державы (Великобритании) – т.е. политические представители эксплуататоров, были озабочены созданием условий для беспрепятственного возвращения Троцкого в нашу страну. Казалось бы, человек, формально принадлежащий к революционным кругам, а следовательно – представляющий опасность для «верхних десяти тысяч», не может ожидать уступок со стороны олигархии и их покровителей. Однако они, взяв летом 1917 года курс на запрет большевистской партии и на арест Ленина (речь именно о кабинете Керенского – прим.авт.), внезапно идут на встречу Бронштейну! Всё это было крайне подозрительным.

Впрочем, дальнейшие события показали, что капитал предумышленно внедрил свою агентуру в пролетарское движение в России с целью его дезорганизации, раскола и дискредитации. События последующих месяцев ( и лет тоже), равно как и действия самих троцкистов, заставили убедиться в этом.

Впрочем, ещё до присоединения меньшевистской группировки Троцкого («межрайонцы» — прим.авт.) к Большевикам, нападки на «Апрельские тезисы» Владимира Ленина активно исходили от других оппортунистических элементов внутри партии. К обличительному хору меньшевиков присоединился Л.Б. Каменев. Так, в своей статье «Наши разногласия», опубликованной в 27-ом номере газеты «Правда» за 1917 год, он прямо писал о «неприемлемости» ленинских тезисов. По его словам, соответствующие установки не могут быть взяты на вооружение, поскольку, мол, они исходят «от признания буржуазно-демократической революции законченной» и рассчитаны на «немедленное перерождение этой революции в революцию социалистическую».

Как видим, Каменева не устраивает тезис В.И. Ленина о курсе на социалистическую революцию. Т.е., он фактически предлагал законсервировать исчерпавшую себя капиталистическую систему. Между прочим, к 1917 году было очевидно, что она не способна решить стратегических задач России, вывести её из тупика. Не говоря уже о том, что буржуазный строй обрекал трудовой народ на унизительное бесправное положение.

Мы уже писали о том, что к рассматриваемому нами периоду все предпосылки для социалистической революции в России сложились. Разумеется, наша страна была аграрной. Но в то же время надо ответить на такие вопросы: имела ли место экономическая разруха к 1917 году? Предпринимало ли буржуазно-помещичье правительство (как царское, так и Временное) меры, направленные на усиление государственного контроля над экономикой (в том числе и в прямой форме)? Удалось ли им это осуществить? Если нет, то почему? И какова роль финансово-промышленных и торговых групп в срыве попыток установления правительственного контроля над средствами производства, обращением? Способен ли был коррумпированный управленческий аппарат пресечь саботаж со стороны финансово-промышленной олигархии?

Однако от агентуры буржуазии в пролетарском движении иного невозможно было ожидать в принципе.

Впрочем, «кроты» в партии не ограничивались публикациями в печати ядовитых антиленинских статей. Наскоки на тезисы Вождя мирового пролетариата были продолжены раскольническими элементами и во время VII конференции большевиков, прошедшей 24 апреля 1917 года. Сперва напомним, что во время данного мероприятия В.И. Ленин в своём докладе развивал положения «Апрельских тезисов». В частности, речь шла о переходе к следующему этапу революции, в ходе которого власть должна перейти в руки пролетариата и беднейшего крестьянства. Недаром в качестве первоочередной задачи партии был выдвинут лозунг «Вся власть Советам». Также было упомянуто о разоблачении соглашательской позиции эсеро-меньшевистских группировок и политики Временного правительства, которое «по своему характеру является органом господства помещиков и буржуазии».

И после этого оппортунисты, внедрённые в ряда партии, начали трубить на весь мир о «невозможности» и «нежелательности» ленинских установок. Особенно в этом гнусном деле преуспели Л.Б. Каменев и А.И. Рыков. Повторив меньшевистские

штампы об «отсутствии» предпосылок для победы пролетарской революции в России, они, помимо всего прочего, выступили с предложением, согласно которому рабочий класс и его авангард в лице большевистской партии должны ограничиться «контролем» за деятельностью Временного правительства (!).

Т.е., вышеупомянутые лица фактически исходили из того, что власть должна оставаться в руках буржуазно-помещичьего сословия и его представителей в лице Временного правительства. А большевистские Советы, мол, будут «всего лишь» осуществлять наблюдение за действиями кабинета министров!

Ничего более абсурдного в то время невозможно было озвучить. Неужели они всерьёз верили, что проолигархические политические силы будут выполнять установки Советов, даже если большевикам и удалось бы получить решающий вес в них?? Предположим, Советы примут постановление о проведении демократической аграрной реформы, об обобществлении средств производств, о выходе России из всемирной бойни с заключением мира без аннексий и контрибуций. Но что, по мнению рыковых и каменевых, следовало бы предпринять, если бы Временное правительство проигнорировало постановления Советов и открыто начало бы саботировать их распоряжения? Всё равно оставлять у руля государственного управления, делая одновременно ставку на «переговоры» и «переубеждение» кабинета министров?! Т.е., пытались бы хищника взывать к разуму!

Между прочим, известно, что ещё в марте 1917 года было очевидно, что Временное правительство де-факто не намерено решать острые социальные проблемы, бороться с саботажем финансово-промышленных групп, выводить Россию из всемирной бойни и т.д. Его «Декларация» от 3 марта 1917 года, в которой не было уделено первостепенного внимания аграрному и рабочему вопросам, постоянное откладывание решение данных проблем до созыва Учредительного собрания,[2] известная «нота Милюкова», в которой было заявлено о намерении России продолжать свои «союзнические обязательства» перед Антантой,[3] — всё это позволяло понять, в чьих интересах «февралисты» намерены проводить политику. Но самое главное даже в другом: прославляемое нынешними либералами Временное правительство открыто действовало в интересах западной буржуазии, поощряя территориальный раздел России. Вполне понятно, что продолжение данной политики непременно привело бы к исчезновению нашей страны с географических карт мира, к превращению в конгломерат враждующих между собой колоний западных империалистических государств. Соответственно, никакой речи не могло идти о том, чтобы оставить у власти проводников откровенно губительного курса.

На основании вышеизложенного в апреле 1917 года любой прогрессивно настроенный деятель не мог не понимать, что вопрос перехода всей полноты власти Советам рабочих, крестьянских и солдатских депутатов имеет актуальный характер.

Однако известные враги народа фактически призывали трудящихся к капитуляции перед правящим классом!

На апрельской конференции РСДРП (б) 1917 года не в меньшей степени «отметился» небезызвестный Ю.Л. Пятаков (П. Киевский). Сперва следует упомянуть, что ещё в годы Первой мировой войны он вместе с Н.И. Бухариным оспаривали тезис о праве народов на самоопределение вплоть до отделения. Во время рассматриваемого нами мероприятия Пятаков в очередной раз подверг сомнению соответствующую установку.

Следует подчеркнуть, что речь шла о поддержке национально-освободительной борьбы народов, борющихся против империалистического гнёта. Поэтому речь шла о целесообразности принятия данного принципа. Это непременно следовало бы сделать даже с точки зрения защиты национально-государственных интересов России. Напомним, что в 1917 году (во время господства «февралистов») Российская империя фактически развалилась. Следовательно, стояла задача воссоединения нашей страны. Но как в условиях 1917 года можно было решить соответствующую проблему? Только с помощью создания государства на новой основе. Лишь формирование союза народов на равноправной основе (а не на имперско-националистической), в котором власть будет принадлежать людям труда, а не социальным паразитам, могло способствовать привлечению отколовшихся от Российской империи наций.

Не следует забывать, что если бы принцип права народов на самоопределение вплоть до отделения не стал бы доминирующим, то не было бы крушения колониализма, не наблюдалось бы появления целого ряда независимых государств на Земном шаре, весь мир не явился бы свидетелем ухода Крыма из-под пяты украинской фашистской хунты в 2014 году.

Таким образом, борьба против утверждения принципа права наций на самоопределение в качестве главенствующего, помимо всего прочего, была на руку международному капиталу.

Однако Владимиру Ленину всё же удалось доказать несостоятельность позиций Пятакова. Так, Вождь мирового пролетариата прямо охарактеризовал соответствующие воззрения как «карикатуру на марксизм».

Тем не менее, несмотря на тщетные усилия ревизионистов (как явных, так и латентных), большинство членов партии всё же поддержало Ленинские установки о переходе к очередному этапу развития революционного процесса. А самое главное – в будущем идеи В.И. Ленина были реализованы. И они, при всех издержках, всё же способствовали открытию новой страницы в истории человечества, а также вывели Россию из тупика, в который её завела политика царизма и Временного правительства.

[1] Речь идёт о его спорах с Владимиром Лениным на II съезде РСДРП по идеологическим вопросам – о целесообразности включения в программу партии тезисов об аграрном и национальном вопросах, о диктатуре пролетариата.

В последующие годы Троцкий активно очернял Ленина, обвиняя его в «диктаторстве», в «разрушении единства» социал-демократического движения и т.д. В частности, в 1913 году он в своём письме меньшевику Н.С. Чхеидзе писал следующее «Все здание ленинизма в настоящее время построено на лжи и фальсификации и несет в себе ядовитое начало собственного разложения«.

В свою очередь, В.И. Ленин весьма точно характеризовал суть позиций своего противника. В частности, обратим внимание на его оценки Троцкого от 1911 года: » «Троцкий… был в 1903 г. меньшевиком; отошел от меньшевизма в 1904 г., вернулся к меньшевикам в 1905 г., щеголяя лишь ультра-революционной фразой; в 1906 г. опять отошел… Троцкий совершает плагиат сегодня из идейного багажа одной фракции, завтра — другой, и поэтому объявляет себя стоящим выше обеих фракций… мне приходится заявить, что Троцкий представляет лишь свою фракцию». А также: «Люди, подобные Троцкому с его надутыми фразами… являются ныне «болезнью времени»… Всякий, кто поддерживает группку Троцкого, поддерживает политику лжи и обмана рабочих… Задача Троцкого в том и состоит, чтобы прикрывать ликвидаторство, бросая песок в глаза рабочим… С Троцким нельзя спорить по существу, ибо у него нет никаких взглядов… его разоблачают, как… дипломата самой мелкой пробы».

В 1914 году Владимир Ленин справедливо писал, что «никогда еще, ни по одному серьезному вопросу марксизма Троцкий не имел прочных мнений, всегда «пролезая в щель» тех или иных разногласий и перебегая от одной стороны к другой».



[2] В одной из предыдущих статей мы писали, что соответствующие действия Временного правительства в 1917 году носили антинародный характер. Это примерно то же самое, как если бы Ф.Д. Рузвельт начал бы откладывать проведение социальных преобразований, решение вопроса об олигархической собственности до созыва некоего общенационального конгресса/собрания. Если учесть, что весомую долю в нём получили бы ставленники олигархических структур, то неизвестно, какое решение было бы принято.

[3] Т.е., участвовать дальше в мировой войне, проливая кровь во имя дополнительной выгоды западного капитала.

Михаил Чистый